Verity Grey
Наконец добралась выложить скромные плоды своего участия в ЗФБ за команду Мародеров. Все самое интересное так и не успела закончить в срок, но... есть же ещё новые сроки :)

«Исключения» — это такой читерный способ написать аналитку и рассказать о своей трактовке персонажей в художественной форме, даже странно, что так редко им пользуются. Этот драббл в итоге вышел достаточно цельным, четко четверкой Мародеров, хотя, признаюсь, если бы не тот факт, что P идет перед S, то я бы не удержалась и вставила ещё про Снейпа, ведь там мне тоже есть, чего сказать, и много... Но Джеймс концептуально должен был идти последним. :) А ещё хотелось бы написать про Регулуса... Вообще, если когда-нибудь я доведу до ума свою бесконечную АУшку, я напишу что-то вроде профилей на всех персонажей, и включу туда зарисовки с распределением в качестве ёмкого описания характеров.
А «Щит от Пустоты» изначально предполагался полностью каноничной (на мой взгляд) зарисовкой об уходе Сириуса из дома, а точнее вот именно пути до Джеймса, но в процессе как-то сам всплыл концепт гонящейся за Сириусом пустоты (возникшей, пожалуй, из цепочки, что Сириус всю жизнь будто куда-то бежит, ни секунду не оставаясь на месте... а раз кто-то все время куда-то бежит, то бежит, наверное, от чего-то, не давая себя нагнать), и фик перестал быть, на мой собственный вкус, полностью вхарактерным, но я все же решила оставить его — раз уж захотел таким написаться, то пусть будет.

Название: Исключения
Автор: Verity Grey
Бета: WTF Marauders 2015, Анонимный доброжелатель ((Yavoria))
Размер: драббл, 950 слов
Персонажи: Сириус Блэк, Ремус Люпин, Питер Петтигрю, Джеймс Поттер, Распределяющая Шляпа
Категория: джен
Жанр: POV
Рейтинг: G
Краткое содержание: Распределяющая Шляпа хорошо помнит церемонию 1971 года. Слишком много тогда вышло исключений.
Примечание: вхарактерность POVа Шляпы на совести автора
Размещение: с разрешения автора



Распределяющая Шляпа хорошо помнит церемонию 1971 года.
Слишком много тогда вышло исключений.
Казусы начались уже на букве «Б», когда её напялил — да ещё и набекрень, ну никакого уважения! — очередной Блэк.
Блэков Шляпа распределяла с самых времен основания с завидной частотой и постоянством. И нет, постоянство заключалось вовсе не в факультете, на который они распределялись — вот тут чего только не бывало, и она все помнит. Постоянство заключалось в том, что каждый Блэк в свои одиннадцать четко знал, куда он хочет — или не хочет — попасть, и с поразительной упертостью стоял на своем. Потому спорить с ними Шляпа зареклась ещё с четырнадцатого века, с Антареса Блэка. На нем Слизерин был написан — пробу ставить негде, она битых два часа пыталась ему это доказать, но на её голову основатели ей наказали прислушиваться к желаниям, а у того умника свет клином на Гриффиндоре сошелся. Хотя после своего львятника он потом всю жизнь занимался оправданием магов перед Инквизицией самыми изощренными методами. Вот хотела бы она посмотреть в наглые глаза того паршивца, и чтоб он ей сказал, что она тогда не права была с распределением!..
Впрочем, в последнее время у Блэков и правда пошла мода на змеиный факультет, а потому Шляпа уже заранее смирилась:

— Ну что, ты тоже хочешь на Слизерин?

— Вовсе нет, — мгновенно отозвался черноволосый мальчишка.

— Что, правда? — искренне удивилась Шляпа. И присмотрелась повнимательнее.

Давненько такого не было.

— И куда же ты хочешь?

— А куда вы готовы? Мне вообще все подойдет, только в Слизерин не хотелось бы, — честно признался юный аристократ.

— А что так? — поинтересовалась Шляпа, прикидывая варианты. — У тебя ж вся семья со Слизерина.

— Хочу стать исключением, — Блэк, этого звали Сириус, сверкнул фамильной улыбкой. Вот ведь не знала бы их, как облупленных, так и купилась бы...

А ведь за этой улыбкой скрывалось много куда более мрачных мыслей. И я, мальчик, все их вижу.
Ну что ж… Разные Блэки, конечно, хотели разного, но вот храбрости и изворотливости через край было у всех, а у этого конкретного они ещё и крепко граничили с безрассудностью. Блестящий ум и упорство тоже были в достатке, но в синем или желтом она этого мальчишку не видела. И раз зелёное этот Блэк носить не хотел…

— Гриффиндор тебя устроит? — уточнила Шляпа.

— Факультет храбрых и отважных! Ещё бы!

Только смотри, Сириус Блэк, не заиграйся со своим бесстрашием, — подумала она и на весь зал раздалось громогласное:

— ГРИФФИНДОР!

Тогда она ещё не знала, что через год она будет распределять другого Блэка, и с ним разговор случится ровно противоположный.
Но это другая история.


А в тот год распределение продолжилось ещё парой занятных случаев, не сравнимых, правда, с буквой «Л», на которой её надел на свою голову самый необычный мальчик того набора.

— Вот так раз! — не удержалась Шляпа, хотя это было непрофессионально. — Ты же оборотень!

— А это… настолько плохо? — сразу же помрачнел Ремус Люпин, так, что Шляпе даже стало стыдно. — Вы не станете меня распределять?

— Ну почему же, — тут же добавила она самым профессиональным своим тоном, — распределю, конечно. Уже и удивиться не дают.

— А вы умеете удивляться? — с интересом спросил у неё первый ученик-нелюдь Хогвартса.

— Конечно, умею, — охотно поделилась Шляпа, — я даже стихи пишу. Ну что, куда же мне тебя распределить?..
Ума тебе не занимать, и ты готов упорно трудиться… Может, Хаффлпафф? Там всех хорошо принимают…
Но чего хочешь ты сам?

Она специально держала паузу и думала про себя — ей хотелось посмотреть, как поведет себя мальчик, мучаясь ожиданием. О чем будет думать.
Мальчик не возмущался и не лез с предложениями. Он думал о том, что она, Шляпа, все ещё может передумать. Боялся, что его отправят обратно, не распределив, боялся, что его секрет раскроется, боялся зверя в себе.
А ещё он брал верх над своим страхом, и с отчаянной решительностью ждал приговора. Мальчик, тебе точно только одиннадцать?
Мальчик хотел учиться в Хогвартсе. Мальчик хотел оправдать ожидания.
А больше всего он хотел, мечтал — и не позволял себе мечтать — о друзьях. Настоящих, верных, которые не оставят и не отвернутся, даже если узнают его тайну.
Тебе, мальчик, нужны храбрые и безрассудные.
Ты будешь им верным другом.


— ГРИФФИНДОР!


А потом распределение дошло до буквы «П».
И снова редкий экземпляр.
Иной раз бывает, что даже и не знаешь, куда отправить ребенка — вроде и задатки есть, и в каждом случае недостаточно – недостаточно интереса к знаниям, недостаточно усердия, недостаточно желания проявить себя, быть в центре внимания — ты предпочитаешь тень, недостаточно решимости идти на риск ради кого-то, кроме себя.
Куда же тебя определить, мальчик с живыми глазами и бегающим взглядом?

— На какой факультет ты хочешь попасть?

Желание — всегда лучший указатель, особенно для сложных случаев.

— На… Гриффиндор, — неуверенно признался Питер Петтигрю.

— Гриффиндор? — переспросила Шляпа, припрятав до поры удивление. — А почему Гриффиндор?

— Мой дедушка говорит, что это факультет храбрых.

— А ты храбрый? — Шляпа знала ответ, ей интересно было, что думает сам Питер.

— Не… не совсем, — признался тот, — но я… я очень хочу научиться.

— Быть храбрым? — удивилась Шляпа. — А ты думаешь, этому можно научиться?

— Дедушка говорит, что всему можно научиться, если достаточно захотеть.

— А ты хочешь.

— Очень хочу, — подтвердил мальчик, взгляд его на мгновение застыл, и Шляпа готова была взять обратно предыдущие свои выводы. Кажется, мальчик может многое — если достаточно захочет. — Пожалуйста? — добавил он заискивающе, и наваждение рассыпалось.

Мальчик, мальчик, и все-таки ты многое можешь. Но захочешь ли ты правильных вещей?
Значит, ты хочешь стать храбрым?
Попробуй.


— ГРИФФИНДОР!


Да, богат был тот год на необычные случаи.
И потому, когда следующим её водрузил на голову ещё один представитель древнего магического рода, Шляпа была готова ко всему. Например к тому, что Джеймс Поттер захочет в Хаффлпафф. Или в Слизерин — а что, поменяются с Блэком местами…

— Ну, куда хочешь ты?

— В Гриффиндор, факультет храбрых сердцем! Как мой отец! Все Поттеры учились на Гриффиндоре, — уверенно выдал немного растрепанный мальчишка в очках.

— И ты не хочешь стать исключением? – поинтересовалась у него Шляпа.

— Нет! — мысленно просиял потомок Игнотуса Певерелла.

И Шляпа поняла, что он им и не станет.




Название: Щит от Пустоты
Автор: Verity Grey
Бета: WTF Marauders 2015, Анонимный доброжелатель ((Yavoria))
Размер: мини, 1013 слов
Персонажи: Сириус Блэк, Джеймс Поттер, упоминаются Вальбурга Блэк, Орион Блэк, Регулус Блэк, Ремус Люпин, Питер Петтигрю
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: Сириус Блэк всю жизнь бежит от пустоты, а она преследует его по пятам. И в день, когда он уходит из дома, она близка к цели, как никогда раньше.
Примечание: POV Сириуса Блэка
Размещение: с разрешения автора



Дверь он дернул за собой с такой силой, что будь та обычной — хлопнула бы так, что стены затряслись. Но она была зачарованной, затормозила в последний момент и мягко закрылась с негромким щелчком.
Проклятая магия. Банальный щелчок стал звуком, с которым его жизнь навсегда разделилась на две половины — до и после.
«Пока ты живешь в этом доме, ты будешь вести себя, как положено».
Как же все оказалось просто. Обидные упреки, идиотские требования и неоправданные ожидания, разговоры на повышенных тонах — и одна-единственная фраза щелкнула ясным и очевидным решением. «Пока ты живешь в этом доме…»
Так легко — побросать в чемодан все немногое, что действительно важно, захлопнуть крышку — и навсегда отменить это треклятое «живешь в этом доме».
И почему он не сделал этого раньше?..
Внутренний голос, тот самый, что отравлял ему жизнь все эти годы, заставляя сомневаться, чувствовать себя виноватым после всех скандалов, даже сейчас предательски вторил — а может, не стоило? Может, стоило ещё раз потерпеть, не разрывать на корню? Все-таки она тебе мать… Все-таки это твоя семья…
Сириус неожиданно зло рассмеялся в лицо внутреннего резонера: Поздно, дорогой! Занавес. Больше никаких сомнений. Выбор сделан. Пути назад больше нет.
Только вперед.
Мир, в котором он жил с рождения, стремительно осыпался вокруг него стеклянными осколками, они были практически осязаемыми, больно вонзались в кожу. Влажный воздух июльской ночи вспарывал легкие с каждым вздохом, было тяжело дышать. Но Сириус цеплялся за эту боль, добровольно давал ей поглотить себя, потому что знал, что стоит дать ей отступить, притупиться хоть немного, как её место займет идущая следом и выжигающая все на своем пути пустота.
Эта пустота преследовала его с самого детства. Она заставляла его ввязываться в самые отчаянные авантюры, чтобы только в вихре событий на мгновение забыть, что она крадется за ним по пятам. Ему приходилось постоянно находиться в движении, только чтобы не дать ей поймать себя за хвост.
Сейчас пустота чувствовала, что как никогда близка к цели и хищно улыбалась бездонной пастью. Сириус понял, что нужно бежать, бежать так быстро, как только сможет
В детстве, когда он ещё не понимал, что происходит, но смутно чувствовал надвигающуюся угрозу, он бежал к матушке. Пустота представлялась ему темной фигурой в плаще, вроде дементора, которого он видел на картинке в одной из книг фамильной библиотеки. Вальбурга Блэк отчитывала старшего сына за несамостоятельность и глупые страхи, неподобающие наследнику древнейшего и благороднейшего семейства — но это было потом, а сначала, когда он прибегал к ней с потерянным выражением лица, она крепко обнимала его, и под слоями парчи широких рукавов её платьев он чувствовал себя как под мантией-невидимкой, пустота не могла его найти и отступала.
Пустота не могла найти его в кабинете, где сидел за бумагами или читал старинные фолианты отец, позволяя ему молча составлять ему компанию. Она отступала, он когда забирался с ногами на кровать к Регулусу и рассказывал младшему какие-то небылицы, которые придумывал на ходу и в которые тот каждый раз наивно верил.
Но с тех пор, как он выбрал красное и золотое вместо зеленого и серебряного, — и в том ли было дело? да какая теперь разница, — он стал чувствовать, что воображаемая прозрачная мантия начала постепенно изнашиваться, терять свои свойства, и пустота просачивалась сквозь конфликты и недосказанности.
Но однажды он заметил, что пустота никогда не подбирается к нему в Хогвартсе. А ведь когда-то Сириус немного боялся, как оно будет — там, без семьи?
И он понял, что волшебный щит от пустоты носят с собой серьёзный вежливый мальчик с необычными проблемами при полной луне, маленький чуть неповоротливый паренёк, всегда готовый поддержать новую задумку — и тот, кто познакомил его с ними, черноволосый мальчишка в большущих очках, с которым он познакомился в самый первый день в Хогвартс-экспрессе. Джеймс Поттер был владельцем мантии-невидимки — самой настоящей! — и, каждый раз, когда они вчетвером прятались под ней, пытаясь уследить, чтобы из-под нее не торчали их руки-ноги, Сириус чувствовал себя сокрытым не только от человеческих глаз.
Со временем он все меньше и меньше ждал каникул, все больше не хотел расставаться с Хогвартсом и друзьями. Дома же напротив, он чувствовал, как с каждым скандалом и молчаливым укором все выше и выше подымается стена между ним — и теми, кто были когда-то его единственным спасением.
И сегодня он наконец остался в этом доме наедине с пустотой.
Оставалось только бежать без оглядки.
Он нетерпеливо махнул палочкой, как только завернул за угол — вызывать «Рыцаря» прямо на площади Гриммо он не собирался — и с облегчением услышал знакомый грохот трехэтажного автобуса.
«Ночной Рыцарь». Сириус не в первый раз пользовался этим транспортным средством, но раньше никогда не вдумывался в его название. Сейчас же оно неожиданно пришлось ему по душе, напомнив о родном факультете, пусть в золотых тонах у автобуса была только табличка с названием.

— Добро пожаловать! Это автобус для ведьм и волшебников… — успел дежурно протараторить кондуктор в красном перед тем, как Сириус перебил его:

— Мне нужно в Годрикову Лощину. Как можно скорее.

— Без проблем, с вас галлеон и двенадцать сиклей, — с готовностью ответил тот, — довезем за двадцать пять минут.

— Плачу десять галлеонов, если довезете за пять, — для убедительности Сириус вытащил из кармана пригоршню золотых.

Глаза кондуктора ожидаемо округлились.

— Я спрошу у Барти, но… Думаю, это можно устроить. Вы пока проходите, проходите, — с этими словами он отскочил в сторону, пропуская Сириуса в салон.

Сириус швырнул чемодан на ближайшую кровать, сам сел рядом и схватился за бронзовую спинку как раз вовремя — автобус тронулся.
Сириуса, как любителя острых ощущений, никогда особенно не смущала манера езды «Рыцаря», сейчас же она ему даже нравилась — шатающийся салон, прыжки и ухабы создавали ощущение опасности, заставляли острее чувствовать реальность.
Автобус нес Сириуса вперед с огромной скоростью, но пустота не отставала. Это напоминало какую-то бешеную гонку.
Скорость «Ночного Рыцаря» — триста миль в час, какова скорость движения пустоты?
Сириус считал секунды обратно от шестидесяти, пытался и не мог сосредоточиться на болтовне кондуктора, имя которого так и не удосужился узнать, и думал только об одном — только бы успеть.
И когда автобус затормозил на пустынной улице на окраине Годриковой Лощины, он спрыгнул с верхней ступеньки и почти бегом пустился к знакомому двухэтажному дому.
Отворил калитку, сделал десяток шагов, поднял голову — и замер, увидев в окне знакомый силуэт.
Джеймс с ногами сидел на подоконнике в квадрате слепящего света, и, прислонившись к оконному косяку, смотрел куда-то в даль.
В следующее мгновение он повернул голову, и Сириус понял, что успел.


@темы: творчество, рассуждения, Sirius "Padfoot" Black, Remus Lupin, Peter "Wormtail" Pettigrew, Marauders Era, James "Prongs" Potter